| Azərbaycanca | English
Ana səhifə SAM haqqında Tədbirlər Media Nəşrlər Vakansiyalar Fotoqalereya Qarabağ

"Принципы территориальной целостности государств и права народов на самоопределение: коллизия или примат?" - Наджиба Мустафаева

2014-03-25 21:36:18

     В  науке международного права существует казус с пониманием принципов международного права, в частности, принципов территориальной целостности государств и права народов на самоопределение.

     В процессе урегулирования армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта все чаще говорят о коллизии этих двух принципов, в то время как стороны конфликта настаивают на примате одного принципа над другим.

     Армянская сторона придерживается мнения, согласно которому принцип территориальной целостности государств вовсе не подразумевает нерушимость государственных границ, что само по себе является полнейшим абсурдом[1].

     Принцип территориальной целостности государств запрещает насильственный захват или изменение принадлежности иностранных территорий, или нанесение им существенного ущерба. Данный принцип, являясь основным императивным принципом международного права, закреплен в п. 4 ст. 2 Устава ООН: «Все члены Организации воздерживаются в международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности любого государства, так и каким-либо другим образом, не совместимым с целями Объединенных Наций».

     В Декларации о принципах международного права 1970 г. говорится, что «каждое государство должно воздерживаться от любых действий, направленных на частичное или полное нарушение национального  единства или территориальной целостности любого другого государства.

     Дальнейшее свое развитие данный принцип получает в Заключительном акте СБСЕ 1975 г., которое содержит его более развернутое определение. Так, государства-участники должны уважать территориальную целостность каждого из участников данного документа, воздерживаться от любых действий,  не совместимых с целями и принципами Устава ООН, против территориальной целостности и политической независимости или единства любого государства-участника, а также воздерживаться от того, чтобы превращать территорию друг друга в объект военной оккупации, или других, прямых или косвенных мер применения силы в нарушение международного права, или в объект приобретения с помощью этих же мер. Никакая оккупация или приобретение территории силой или угрозой силы не может признаваться законной.

     Составной частью этого принципа являются соответствующие нормы международного права, охватывающие нерушимость границ и подтвержденные тем же Заключительным актом СБСЕ: «Государства-участники рассматривают как нерушимые все границы друг друга, так и границы всех государств в Европе, и поэтому они будут воздерживаться сейчас и в будущем от любых посягательств на эти границы». Данные нормы обязывают государства осуществить признание существующих границ в качестве юридически установленных в соответствии с международным правом, отказаться от каких-либо территориальных притязаний на данный момент или в будущем, а также от любых иных посягательств на эти границы, включая угрозу силой или ее применение[2].

     С другой стороны, Армения настаивает на примате принципа права народов на самоопределение и необходимости его применения в разрешении нагорно-карабахского конфликта. Согласно данному принципу, все народы имеют право свободно определять без вмешательства извне свой политический статус и осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие, и каждое государство обязано уважать это право в соответствии с положениями Устава ООН.

     Необходимо подчеркнуть, что данный принцип возник под влиянием национально-освободительных движений с целью окончательной ликвидации колониализма и империализма, что находит свое отражение в декларациях ООН «О предоставлении независимости колониальным странам и народам» 1960 г. и  «О принципах международного права» 1970 г. В этих международных документах речь идет именно о колониальных народах, подчиненных иностранному игу. Нагорный Карабах никогда колонией не был. Армянское же население, проживающее на территории Нагорного Карабаха, является не колониальным народом, а национальным меньшинством, проживающим на территории Азербайджана. В соответствии же с международным правом национальные меньшинства не имеют права на самоопределение в широком смысле этого слова, так как их «национальность» уже самоопределилась в пределах соответствующей территории, в данном случае – Армении. 

     Вполне очевидно, что принцип права народов на самоопределение не может быть применен к армяно-азербайджанскому нагорно-карабахскому конфликту. Несмотря на это, спекуляции этим принципом продолжаются и сегодня в рамках переговорного процесса по разрешению данного конфликта.

      «Выбирая», какой же все-таки из этих принципов может быть применен к нагорно-карабахскому конфликту, рассуждая над тем, существуют ли коллизии в их понимании, и какой из них превалирует над другим, очевидным остается факт того, что провозглашение независимости так называемой «Нагорно-Карабахской республики» является действием, противоречащим принципу территориальной целостности государств и не может быть признанным правомерным с точки зрения международного права.

     Что же касается «излюбленного» армянской стороной и не имеющего никакого отношения к нагорно-карабахскому конфликту принципа самоопределения народов, отметим, что  декларация «О принципах международного права» 1970 г. особо обращает внимание на то, что ничто не должно толковаться как санкционирующее или поощряющее любые действия, которые вели бы к расчленению или частичному или полному нарушению территориальной целостности или политического единства суверенных и независимых государств. Как отмечает Э.Л. Кузьмин, «азбучным является положение о том, что принцип самоопределения народов не должен восприниматься как санкционирующий или поощряющий расчленение, нарушение территориальной целостности или политического единства государства»[3].

     Таким образом, никаких коллизий между принципами территориальной целостности государств и права народов на самоопределение нет. Что же касается примата этих двух принципов, первый из них, бесспорно, является основным, применимым к данному конфликту.

 

 


[1] Мустафаева Н. Принципы территориальной целостности государств и права народов на самоопределение: коллизия или примат? BakuPost, 18 марта, 2014,   http://bakupost.az/baxish/20140318015640690.html

[2]Макили-Алиев К. «Некоторые аспекты провала международного права в Нагорно-Карабахском конфликте. Армяно-Азербайджанский Нагорно-Карабахский конфликт: современное состояние и перспективы урегулирования». Материалы Международной научно-практической конференции Кишинэу, Республика Молдова, 01.06.2012. С. 40-41.

[3] Кузьмин Э.Л. Международное право на распутье // Международная жизнь. 2007. № 7-8. С. 132. 




 

: 753