| Azərbaycanca | English
Ana səhifə SAM haqqında Tədbirlər Media Nəşrlər Vakansiyalar Fotoqalereya Qarabağ

Зачем ЕС и ЛАГ единые армии? - Наджиба Мустафаева

2015-04-01 16:09:42

     Прошлый месяц ознаменовался своего рода сенсационными заявлениями главы Еврокомиссии Жана-Клода Юнкера о необходимости создания единых европейских войск и Лиги Арабских государств (далее ЛАГ) о намерении в ближайшие четыре месяца сформировать объединенные межарабские вооруженные силы.

     Призывая страны Европейского Союза (далее ЕС) к поддержке данной инициативы, глава Еврокомиссии считает, что ЕС, обладая собственной армией, сможет реагировать на угрозу государствам-членам сообщества и нести общую ответственность Европы за события в мире. По мнению Юнкера, таким образом Европа продемонстрирует России серьезное отношение к отстаиванию ценностей ЕС.

     С поддержкой Юнкера выступили председатель комитета бундестага по внешней политике Норберг Реттген, председатель комитета немецкого парламента по вопросам обороны Ханс-Петер Бартельс, министр обороны ФРГ Урсула фон дер Ляйен, сошедшиеся на общей точке зрения о назревшей сегодня необходимости создания единой армии ЕС в целях объединения усилий для поддержания мира и безопасности на континенте.

" style="background:white">     Примечателен тот факт, что инициатива главы Еврокомиссии в общем-то не отличается особой новизной, т.к. ЕС за последние десять лет не раз пытался создать собственные вооруженные силы. Так, с разной степенью успеха в рамках Союза функционировали Европейский корпус, силы европейской жандармерии,  а также были созданы так называемые Европейские силы быстрого реагирования, не увенчавшиеся успехом и в результате, напоминающие по формату своей деятельности миротворческие силы ООН.

     Кстати об ООН. Ряд миротворческих операций Союза проводился под эгидой либо непосредственно в рамках миссий ООН, в соответствии с резолюциями Совета Безопасности. В качестве примера можно указать резолюцию 1671 Совета Безопасности ООН, в соответствии с которой разрешалось временное развертывание сил ЕС для поддержки Миссии ООН в Демократической Республике Конго в период проведения там выборов 30 июня 2006 года. ЕС также проводил операцию под эгидой и в рамках Миссии ООН в Центральноафриканской Республике и Чаде с конца 2009 года.

      Миротворческие операции ЕС проводились и в рамках миссий НАТО, к примеру, операции «Алтей», предусматривающей военное присутствие в Боснии и Герцеговине с целью наблюдения за соблюдением Дейтонского соглашения. Военный контингент Союза находился там в качестве преемника «Стабилизационных Сил» НАТО.

     Таким образом, самостоятельно – без ООН и НАТО, Европейские силы быстрого реагирования не реализовывали миротворческие операции. В этой связи возникает вопрос, а сможет ли новосозданная единая армия ЕС функционировать в качестве самостоятельных вооруженных сил? Прежде чем ответить на этот вопрос, следует обратить внимание на политические и даже экономические цели создания подобной структуры.

     Так, в свете последних событий, а именно украинского кризиса и новых террористических угроз в лице ИГИЛ, подобная инициатива Юнкера, поддерживаемая «коллегами по цеху», вполне объяснима. С другой стороны за безопасность стран Европы отвечает НАТО, в состав которого входят 25 европейских государств, 22 из которых члены ЕС. Основные расходы при этом несут США, европейские же страны-члены НАТО постоянно сокращают оборонные статьи в своих бюджетах, выделяя на них менее 2% ВВП, что очень беспокоит Альянс, постоянно ратующий за увеличение военных расходов своих европейских членов. Более того, по данным ряда американских СМИ в Конгрессе США уже (хотя и неофициально) рассматривались поправки к Североатлантическому договору 1949 года, согласно которым штаты не будут более считать себя обязанными выполнять гарантии соглашения по безопасности в отношении любой страны-члена Альянса, выделяющей на оборону менее 2% ВВП.

     При этом ряд экспертов придерживается весьма не оптимистического для рассматриваемой инициативы мнения, согласно которому европейские члены НАТО, а именно страны Восточной Европы, уповающие в вопросах военной защиты на поддержку США, сделают ставку на 2% оборонную выплату НАТО, нежели на финансирование новой военной структуры пока с все еще неясными функциями и приоритетами.

     Касательно инициативы ЛАГ, озвученной в ходе работы последнего саммита Организации в Шарм-эш-Шейхе в конце прошлого месяца, можно предположить, что новая военная структура «выступит в роли» замены НАТО в данном регионе, тем самым опровергнув возможность будущих высказываний и обвинений в адрес США по поводу вмешательства во внутренние дела государств Ближнего Востока. При этом ключевой функцией арабского альянса является быстрое военное вмешательство и реагирование на угрозы безопасности в регионе, силы которого предполагается задействовать исключительно по просьбе официальных властей охваченных кризисами арабских стран.



 

: 640