| Azərbaycanca | English
Ana səhifə SAM haqqında Tədbirlər Media Nəşrlər Vakansiyalar Fotoqalereya Qarabağ

«Цена» заигрывания с сепаратистским режимом - Наджиба Мустафаева

2014-11-07 14:18:58

Агрессия и преступления против человечности, совершенные фашизмом в годы Второй мировой войны, страшные истории Холокоста и концентрационных лагерей, депортаций и бомбардировок, одним словом, массовых и грубых нарушений прав человека со всей очевидностью доказали недостатки в международном регулировании данной сферы. В ответ на ужасы фашизма была создана Организация Объединенных Наций, Устав которой многообещающе провозгласил веру в права человека и достоинство человеческой личности, за которыми последовало принятие целого каталога международных документов, призванных регулировать сферу уважения и защиты прав человека. Эти «кодексы поведения» представляли собой попытку предотвратить повторение жестокостей Второй мировой и позволить послевоенным правительствам государств мирового сообщества заверить свои народы, что уроки прошлого не прошли даром. Наступил новый этап в развитии международного гуманитарного права, в основу которого были положены принципы и нормы человеческого измерения, поставившие войну вне закона.

 

Однако менее чем через два года после падения Берлинской стены все здание международного гуманитарного права оказалось на грани развала. Так, к примеру, война на Балканах и геноцид в Руанде с новой силой потрясли мировую общественность. Колоссальные человеческие жертвы, грубые нарушения международного гуманитарного права во время конфликтов на территории бывшей Югославии и в Руанде побудили Совет Безопасности ООН учредить в 1993 и 1994 годах международные уголовные трибуналы для судебного преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права.

 

Примечателен тот факт, что эти шаги были предприняты не без поддержки и даже в какой-то степени давления со стороны неправительственных организаций по защите прав человека, а также средств массовой информации, озабоченных проблемой массового нарушения принципов и норм МГП. Сам по себе данный факт явился уникальным новшеством, когда неправительственные правозащитные организации и даже отдельные энтузиасты-правозащитники смогли внести лепту в дело привлечения к ответственности международных преступников, тем самым доказав возможность успешного и эффективного сотрудничества с правительственными структурами. Кроме этого, их усилиями удавалось донести до международного сообщества информацию об упомянутых событиях.

 

Вместе с тем не требует доказательств тот факт, что эффективность действия международного гуманитарного права, как и международного права в целом, зависит от политической воли государств, без поддержки которых они выстоять не смогут. Однако, учитывая «озабоченность» международной общественности в лице как международных межправительственных, так и неправительственных организаций в вопросе защиты прав человека, порой с чрезмерным рвением ратующих за восстановление последних в отдельных странах, жестко критикуемых в периодических докладах так называемых «экспертных групп» и «специальных миссий», по меньшей мере, удивительным кажется факт их абсолютного бездействия в отношении преступных действий существующих сегодня сепаратистских режимов.

 

Показательным в этом отношении является вопиющий факт постановочного «судебного процесса», инициированного армянскими сепаратистами по делу азербайджанцев, захваченных в плен на оккупированной Арменией территории Азербайджана.  Безусловно, решения «судебного разбирательства», как и сам «судебный процесс», не могут быть признаны легитимными, поскольку реализуются преступным сепаратистским режимом, созданным в результате агрессивной политики Армении  на оккупированных территориях Азербайджана и не получившим признания со стороны мирового сообщества. Достаточно привести тот факт, что ООН и государства-члены организации не признают независимость так называемой «НКР», по отношению к ней не употребляются такие  политические категории, как «президент», «премьер-министр», «выборы», «правительство», «парламент»  и, конечно же, «суд». Для обозначения властей непризнанной «НКР» в документах ООН и ОБСЕ, связанных с конфликтом, употребляется выражение «руководство Нагорного Карабаха» (англ.«Leadership of Nagorny Karabakh»), что, как подчеркивают дипломаты, не рассматривается как формальное признание какого-либо дипломатического или политического статуса региона.

 

Возвращаясь к вопросу о деятельности  международных правозащитных организаций, да и в целом попустительского и безразличного отношения всего мирового сообщества к происходящему беззаконию, отметим, что Азербайджанская Республика ждет более четкой, последовательной и решительной реакции как в отношении рассматриваемого преступления армянских сепаратистов, так и самого факта армянской агрессии, ибо «цена вопроса» - не что иное, как безопасность и стабильность не только Южно-Кавказского региона, но и всего мирового сообщества, оказавшегося на пороге возникновения новых и усугубления уже существующих международных конфликтов.

 

 



 

: 407